Группа в СМИ

10 июля 2001

Интервью РИА "Росбизнесконсалтинг" с генеральным директором ИФК "Метрополь" Михаилом Слипенчуком.

ИФК "Метрополь" начала свою деятельность в марте 1995г. С этого времени компания заняла устойчивые позиции в основных сегментах финансового рынка России, работая с акциями и долговыми ценными бумагами на всех крупных торговых площадках и во внебиржевом секторе рынка. Так, ИФК "Метрополь" стабильно входит в десятку крупнейших операторов РТС. Кроме того, компания оказывает консультационные услуги для корпоративных клиентов и физических лиц. На вопросы о деятельности компании и не только о ней РИА "Росбизнесконсалтинг" попросило ответить генерального директора ИФК "Метрополь" Михаила Слипенчука.


РБК: Если можно, начнем с глобальных вопросов. Есть ли, на ваш взгляд, положительные тенденции в развитии экономики страны?
Да, есть. Хорошо, что идет централизация власти. Наша страна - большая и малейшая потеря управляемости стала бы для нее самоуничтожением. Два последних года прошли под знаком укрепления власти, построения системы управления страной, выстраивания единых законодательных рамок для всех. А экономикой серьезно только-только начали заниматься. Я надеюсь, что следующие два года будут проходить под знаком экономических реформ. Своевременен бухаринский лозунг: "Граждане, обогащайтесь"!. Государство не может быть богатым, если его граждане бедствуют.РБК: А вы не считаете, что экономические новации, в частности, налоговые, осуществляются правительством слишком быстро? Лес рубят - щепки летят. Но жить в прежних условиях стало очень тяжело. Вся страна с теми законами, которые существуют, реально загнана в полулегальный бизнес и вместо того, чтобы обращаться за помощью к государству, она, соответственно, его боится. Надо ли это?РБК: То есть введение социального налога и новая налоговая инициатива правительства по снижению ставки налога на прибыль с 35% до 24% с отменой всех льгот - это нормально? Это нормально, если нововведение не ограничится полумерами. Единая ставка на доходы физических лиц 13% - это хорошо, но то, что дальше возникают государственные внебюджетные фонды, которые непонятно какую задачу выполняют, губят всю эту систему. Пока мои родители получают полторы тысячи рублей пенсии, которых явно не хватает на жизнь, я считаю, что пенсионная и страховая системы нуждаются в преобразовании.РБК: Давайте обратимся к ситуации на российском фондовом рынке. Как вы оцениваете уровень его развития? Нельзя сказать, что фондового рынка в России нет, фондовый рынок есть, так как есть ценные бумаги. Но вопрос заключается в том, насколько он широк и развит. Российский фондовый рынок очень узок. Для того, чтобы он был развит, необходимо существенно повышать капитализацию предприятий и, как следствие, капитализацию страны. Многие крупные предприятия лишены возможности привлекать капитал в связи с тем, что кредитный рейтинг страны низкий, балансы непрозрачны и менеджмент ведет себя неадекватно. Покупать предприятия, которые не любят своих акционеров - бессмысленно. Но фондовый рынок не замыкается только на рынке акций, существуют и другие сегменты, но и там действуют сдерживающие факторы. Можно сказать о том, что фондовый рынок не развит в силу того, что не все инструменты работают. Так, фьючерсный и форвардный рынки вообще являются у нас запретными темами. Законодательство не регулирует тех, кто заключает сделки с форвардами; что касается фьючерсов, то, поскольку многие биржи не выполнили своих условий в августе 1998г., соответственно люди не готовы без юридической защиты вступать в этот рынок, хотя он очень нужен.РБК: Судя по вашим словам, основная проблема российского фондового рынка - это прежде всего несовершенство законодательства. И да, и нет. Дело в том, что в связи с несовершенством законодательства (прежде всего в налогообложении), в связи с тем, что система бухгалтерского учета несовершенна, в связи с тем, что наши менеджеры предприятий не привыкли жить как представители акционеров и, соответственно, больше любят работать на себя - все это не стимулирует уверенности в том, что если ты вложишь рубль, ты на него получишь прибыль. Поэтому у нас выгодно быть только 100-процентным собственником. То есть у нас по большому счету страна не открытых, а закрытых акционерных обществ. И это не стимулирует расширение бизнеса.РБК: Насколько, на ваш взгляд, новое постановление ФКЦБ РФ о регулировании маржинальной торговли изменило ситуацию в этом сегменте рынка? Постановление о маржинальной торговле - это палка о двух концах. С одной стороны, оно укрепляет устойчивость фондового рынка. С другой, результатом его применения стало падение объемов торговли по самым ликвидным бумагам, которые использовались "маржинальщиками". Введение постановления о маржинальной торговле сократило круг этих участников. Обороты снизились на 30 %. Предлагаемое комиссией плечо 1 к 0,7 (соотношение собственных средств клиента и привлеченных у брокера - РБК) не интересно клиентам. Однако торговля все-таки должна стимулироваться маржинальным плечом, пускай оно будет не 1 к 5, а, например, 1 к 3. При этом для использования механизмов маржинальной торговли можно было бы ввести более строгие нормативы к собственному капиталу брокера.РБК: В этой связи инициатива ФКЦБ резко увеличить требования к собственному капиталу профучастников адекватна ситуации? Я считаю ее абсолютно адекватной. При этом ужесточение требований к капиталу необходимо функционально разграничить. Как, например, это делает Центробанк России - если у банка большой собственный капитал, то он имеет генеральную лицензию, если маленький - то обслуживает отдельные направления. Мне кажется, что надо идти по следующему пути - давать больше возможностей тем - организациям, которые имеют больший собственный капитал, это будет стимулировать укрупнение бизнеса, добавит устойчивости.РБК: Какова сравнительная привлекательность различных сегментов российского фондового рынка - госбумаги (валютные и рублевые), корпоративные акции и облигации, векселя? Кому что выгоднее. То есть если у вас есть свободные деньги и вы не хотите рисковать, вы можете вкладываться в госбумаги, так как дефолта со стороны государства не ожидается. Но доходность по этим инструментам низкая, так как в условиях избыточной рублевой массы госбумаги используется для ее связывания и сдерживания инфляции. РБК: Работает ли ваша компания на внутреннем рынке госбумаг? Мы являемся дилерами ЦБ РФ на рынке ГКО-ОФЗ, у нас есть клиенты, которые через нас работают. Имеем ли мы свой пакет? Иногда имеем, когда это выгодно, на данный момент - нет.РБК: А насколько интересны корпоративные облигации? С октября 1998 г. я говорил, что единственный выход для спасения российского фондового рынка - это развитие сегмента корпоративных облигаций. В тот момент я был один из немногих, писавших письма в правительство о том, что необходимо проценты, выплачиваемые по корпоративным облигациям, относить на себестоимость. Эти поправки были внесены, и на сегодняшний день этот рынок развивается, у него огромные перспективы. Это хороший метод заимствований.РБК: Но предприятия в частных беседах признают, что выпуск облигаций носит для них, скорее, имиджевую цель, чем реальное привлечение денег, и что банковский кредит обходится дешевле. Дело в том, что существует налог на эмиссию ценных бумаг в размере 0,8% от ее объема. Надолго вкладываться в облигации пока все боятся. Предприятий, которым бы все верили, не так много. И инвесторам интереснее вкладываться "в короткую" - на 3-6 месяцев. Когда вы эмитируете ценные бумаги и платите 0,8% с трехмесячных бумаг - это существенно повышает стоимость денег. Необходимо искать выход из положения. Во всем мире существует так называемые коммерческие бумаги - они эмитируются на короткие сроки и без налога. Решением проблемы могло бы стать введение госпошлины на эмиссию, дифференцированной по сумме и срокам выпуска облигаций. РБК: Как вы оцениваете возможности России и российских корпораций по выходу на международные рынки капиталов? Занимать можно, но вопрос в цене. Дорого не хочется. Когда говорят, что деньги не нужны, это действительно так. Мы со своими деньгами не можем разобраться - банки переполнены деньгами, межбанковские ставки очень низкие, практически наравне с валютой. Если бы деньги пошли в промышленность, то ставки бы выросли. Но в промышленность они не идут, так как предприятия не прозрачны - здесь мы опять возвращаемся к системе корпоративного управления. Тем не менее, выход есть - это полная покупка предприятий. РБК: Может быть, вы расскажете о вашем опыте в этой области? У нас есть одно из направлений бизнеса - покупка предприятий под заказ клиентов. Так, несколько наших клиентов, поставщики свинца и дистрибьюторы готовой продукции, обратились к нам за помощью, чтобы выстроить вертикально - интегрированный бизнес. Мы купили аккумуляторный завод - Саратовский завод "Электроисточник". Получился очень выгодный симбиоз: потому что в сделке участвуют компании - поставщики свинца, крупнейший в России продавец аккумуляторной продукции, крупная инвестиционная компания. Сейчас мы уже поменяли менеджмент, "вычистили" устав предприятия в соответствии с законом "Об акционерных обществах", провели собрание акционеров, и я думаю, года через два это будет очень известное предприятие, и не только в России. Кстати, с приходим новых акционеров завод полностью перешел на денежные расчеты (раньше бартер составлял 95 % финансовых потоков), производство выросло за три месяца на 60%.
Кроме того, у нас есть мощный отдел по корпоративному консалтингу. Мы консультируем предприятия по бизнесу, эмиссии акций, облигаций, привлечению капитала. В частности, мы подготовили план приватизации одного из государственных унитарных предприятий.РБК: А если проранжировать статьи доходов компании, как они будут выглядеть? Первое и второе места делят между собой - биржевая торговля акциями и облигациями и управление внебиржевыми инструментами - векселями, долгами, суррогатами. Третий сектор - это покупка предприятий для клиентов и корпоративный консалтинг, и, наконец, инвестирование в реальный сектор.РБК: Предлагает ли ваша компания услуги по Интернет-торговле? Интернет-технологии в мире развиты гораздо шире, чем в России, хотя России довольно просто войти в этот сектор, так как она очень высокоинтеллектуальная страна и, кроме того, этот сектор скорее науко-, чем капиталоемкий. Мы только входим в эту сферу, но я уверен, что будущее - за высокими технологиями. Наша компания предоставляет услугу по интернет-торговле своим клиентам. Интернет-торговля стала причиной недавнего скандала (попытка мошенничества с акциями "Ленэнерго" с использованием механизмов маржинальной торговли и интернет-трейтинга - РБК). После этого мы стали избирательно относиться к клиентской базе, и предоставляем эту услугу только своим "настоящим" клиентам (после изучения кредитной истории).РБК: Какова региональная политика компании? У нас было четыре представительства. Но сейчас мы их закрыли и опираемся на крупные региональные финансовые институты, делимся с ними прибылью. Это значительно выгоднее, чем иметь собственное представительство. Кстати, возможно мы все-таки откроем представительство, но не в российском регионе, а за рубежом.РБК: Как идет ваша работа с Агентством по реструктуризации кредитных организаций (АРКО)? Мы аккредитованы при АРКО как профессиональный участник, который может осуществлять операции с ценными бумагами банков, находящихся под управлением агентства. АРКО на нас открыло лимит в размере 20 млн руб. В основном мы работали с АРКО на вексельном рынке, но сейчас интенсивность работы несколько снизилась.РБК: И, напоследок. ИФК "Метрополь" известна своей благотворительной деятельностью, что необычно для достаточно молодых российских инвестиционных компаний. Кроме того, при поддержке ИФК осуществлено издание книг Мишеля Монтиньяка по правилам питания и диска с народными хоровыми песнями. Какие еще есть проекты в этой области? Не осуществляет ли компания поддержку какой-либо из политических партий? Мы не считаем издание книг благотворительностью - подобные проекты должны быть окупаемы. Кроме книги Мишеля Монтиньяка мы помогли в издании книги Василя Быкова "Его батальон". Мы занимаемся благотворительностью и помогаем только тем, кто сам себе помочь не может. В частности, мы помогаем Владивостокской епархии - на наши средства восстановлена одна из церквей, работает церковноприходская школа. Мы помогли людям, пострадавшим от наводнения в Якутии, помогаем инвалидам с травмами позвоночника, издаем книги для слепых детей. Но мы никогда не будем помогать тому, кто может помочь себе сам, так как это называется уже по-другому - спонсорство. Что касается поддержки политических партий, то мы считаем себя насколько это возможно для финансовой структуры вне политики. А что касается политических воззрений, то наш принцип прост: "Хорошо России - хорошо и нам".